Основные принципы гармоничного развития психики ребёнка в ведической педагогике - Статьи по психологии - Каталог статей - Дворянское собрание

Дворянское собрание Санкт-Петербурга

Среда, 22.02.2017, 15:57

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Статьи по психологии

Основные принципы гармоничного развития психики ребёнка в ведической педагогике

М.Б. Новиков-Новгородцев

Основные принципы гармоничного развития психики ребёнка в ведической педагогике

 

Когда мы говорим о периоде беременности и родов в народной традиции, необходимо учитывать тот факт, что для большинства женщин дореволюционной русской деревни (как, впрочем, и для женщин других народов) беременность не являлась таким из ряда вон выходящим событием, как для современных женщин, для которых беременность бывает, нередко, единственной в жизни.  В прошлом, молодая и среднего возраста женщина почти постоянно была либо беременна, либо кормила грудью. Сама беременность и роды протекали несравнимо легче, нежели у современных женщин. Нередко роженицы рожали самостоятельно, даже без помощи повивальной бабки и других женщин. Отсутствие токсикозов беременности в прошлом объясняется, в первую очередь, отличной экологией, а лёгкие роды – отличной генетикой, сформированной в процессе естественного отбора и хорошей физической развитостью деревенских женщин, благодаря постоянной подвижной работе.  

Поэтому данный период не являлся вырванным из жизни, но он был самою жизнью женщины. Следовательно, невозможно провести резкую грань между перинатальной психологией, психологией вообще и мировоззрением в целом для женщины и для ребёнка в традиционной культуре. Ребёнок, плод, эмбрион являлся личностью в традиционном понимании, поскольку, так же, как и взрослый человек уже был наделён душой с момента своего зачатия, а, точнее, с момента нисхождения души из Высшего мира в материальное тело.

То, что говорили наши бабушки нам, будто аист приносит ребёнка матери, не являлось обманом или сокрытием от ребёнка тайны зачатия. Напротив, это и было подлинным объяснением глубинной духовной сути воплощения человека, равно как и любого другого живого существа, на Земле в идеалистическом Ведическом мировоззрении древних славян[1]. Академик Б.А. Рыбаков расшифровывает символику рясен, носимых молодкой на головном древнерусском уборе как капли дождя, с которыми славянский Бог Род посылает души младенцев из Ирия (небесного местопребывания предков) к роженицам на Землю (Б.А. Рыбаков. Язычество Древней Руси. М., «Наука», 1988). Аист считался священной птицей Рода.

Нужно отметить также, что каждая женщина, и в особенности роженица, рассматривалась в традиционной восточнославянской культуре как дочь и одновременно маленькое подобие Небесных Рожаниц, изображаемых на древнерусских обрядовых полотенцах в виде антропоморфно-дендраморфно-зооморфной Троицы. Эти Рожаницы обычно изображались втроём: чаще всего в виде лосих-олених, дерева и сидящей на корточках рожающей женщины (рожали в старину сидя на корточках, в т.ч. и на наклонной доске). Позднее, начиная с эпохи приручения коней, две крайние Рожаницы изображаются в виде кобылиц или, ещё позднее, конных Богинь. В славянской мифологии отражено представление о Рожаницах как о Медведицах, Волчице, Турице, Корове, Кобыле, Собаке, Рыбе. Наиболее древние же представления, согласно исследованиям В.И. Бибиковой, отражают образ Верховной Богини в виде Мамонтихи.  Здесь мы видим тотемы славянских племён эпохи матриархата. Это зооморфные образы Природы-Матери, породившей животных, растения и людей. Да, именно таково было идеалистическое мировоззрение древних славян: не Демиург, слепивший мир из куска глины, но Великая Мать, содержащая в своей генетике начала всех живых существ, породила всех их. Это отражено и в мифологии и в вышивке, дошедшей до 19 века (М.Б. Новиков-Новгородцев. «Ведическое мировоззрение протославян…», С.-Пб. 2007).

Поэтому каждая душа рождающегося в этом мире ребёнка посвящалась Богине (Матери-Природе в том или ином Её зооморфном, антропоморфном или терраморфном образе). Отсюда обряд крестин. Отголоски посвящения тотему[2] дожили в русской деревне до начала 20 века, наряду с церковным крещением. Но и само крещение в воде (обязательно – речной, согласно «Апостольским правилам») – есть ни что иное, как посвящение Матери-Земле. Обряд же «запекания новорожденного» в печи (обязательный для всех младенцев в Вологодской губернии) есть ни что иное, как посвящение огню, отражённое и в древнегреческой и в египетской мифологии (знаменитые мифологические сюжеты: «Деметра и Демофонт», «Исида во дворце царя Библа», «рождение Ахилла»).  Г.Р. Державин, рождённый нежизнеспособным, после того как медики дали матери неутешительный прогноз о здоровье и жизни ребёнка, также был «запечён» знахарками в печи, после чего не только прожил долгую жизнь, но и служил в армии, участвовал в военных действиях, позднее был губернатором и даже председателем Госсовета.

Воплощение в Земном мире рассматривалось в традиционной культуре как период испытания, необходимого для духовного развития души. Благополучное прохождение этого испытания мыслилось не только невозможным без служения Изначальной Причине, но, более того, именно в этом служении и заключалось. Земная же мать являлась проводником воплощающейся души и самым первым помощником ей в этом. То есть рождение ребёнка и помощь ему в его духовном становлении - это была, своего рода жреческая функция. Каждая женщина являлась одновременно и жрицей в своей семье.

Отсюда множественные и разнообразные изображения Небесных Рожаниц в узорах на рубахе, сарафане, понёве, плахте, головном уборе, поясе и других деталях праздничного наряда  молодки, являющегося по сути жреческой одеждой.

Важным в понимании древнего представления о нисхождении души в тело новорожденного являлся обычай открывания алтарных врат в деревенской церкви в момент родов одной из крестьянок данной деревни.

 Мы осветили здесь кратко основные обряды и понятия, связанные с рождением и вынашиванием ребёнка, не останавливаясь на бесчисленных суевериях и приметах, определённая часть которых несёт менее значимую символическую нагрузку, другая же часть их - лишь плод человеческой фантазии.

Не будем слишком подробно останавливаться и на вполне понятном обычае (бытующем у всех народов) удовлетворять по возможности все желания беременной женщины (касающиеся в первую очередь её потребности в пище) как со стороны мужа и родни, так и со стороны односельчан, поскольку это аксиоматично. Это объясняется и особенностями физиологии и особой нервно-психической напряжённостью беременной женщины (связанной с гормональными перестройками организма в этот период). Беременную нельзя обижать, она должна есть вдоволь – это общеизвестная аксиома. Нет необходимости доказывать недопустимость отрыва новорожденного от матери (как это практиковалось ещё недавно в роддомах). Для роженицы должны быть созданы (в том числе и медперсоналом) условия эмоционального комфорта и релаксации (этот принцип хорошо соблюдался в русских деревнях и вообще в народных традициях, но часто игнорируется в современных роддомах). Когда акушерки действуют почти насильственными грубыми методами, роженица постоянно напряжена и не имеет возможности чередовать необходимые ритмичные напряжения мышц с расслаблением. Это крайне затрудняет роды, и чревато всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Если женщина образована в области акушерства (даже если это – самообразование) и хочет сама нести ответственность за протекание родов и сама принимать решения, касающиеся тех или иных действий акушерки, то ей должна быть предоставлена такая возможность. Акушерка должна, в таком случае, выступать в роли помощницы и советницы, но никак не в роли безапелляционного диктатора. Другие женщины, напротив, чувствуют себя комфортнее, если могут полностью предоставить возможность решать за себя акушерке. Поэтому, очень важно правильно подобрать акушерку (если есть такая возможность). Женщина должна иметь возможность выбора места родов (дом, клиника), а также способ (роды в воду, на специальном кресле или стуле, на наклонной доске, сидя на корточках[3], на коленях мужа[4] и т.д.). Важнейшим фактором не только для физического здоровья, но и для нормального психического развития ребёнка является грудное вскармливание.

Самым большим заблуждением современных педагогов, пытающихся воспитывать детей раннего возраста в духе народных традиций, является то, что достаточным для этого считается использование колыбельных песенок, потешек, примитивных бытовых и кумулятивных сказок, пальчиковых игр и т.д. Волшебные сказки не включаются даже в программу средней группы детского сада, под предлогом их сложности для детей этого возраста. Инсценировка, например, древнеславянского венчального обряда главных героев волшебной сказки считается едва ли не развращением, тогда как на других занятиях в детских садах детям не стесняются преподавать анатомию и физиологию женщины и мужчины[5]. При этом совершенно упускается из виду, то обстоятельство, что ни беременная женщина, ни молодая мать с новорожденным ребёнком в русском селении не были изолированы от культурной и духовной жизни семьи и общины детской комнатой и колыбелью. Тем более что детских комнат просто не существовало. Как только ребёнок начинал понимать речь, он уже слышал волшебные сказки, которые деды и бабушки рассказывали старшим братьям и сёстрам. «Взрослые» рекрутские, свадебные и обрядовые песни, равно как и церковное песнопение, ребёнок слышал не только с того момента, как только его мать, оправившись после родов, могла ходить и носила его с собой в поле, на народные праздники, на проводы[6] в армию,  на свадьбы и в церковь. Ребёнок слышал все эти песни ещё до своего рождения, поскольку беременные женщины не только не изолировались из жизни общины, но и сами участвовали в обрядах и праздниках, пели песни. Как только ребёнок начинал ходить, и его водили старшие братья и сёстры, он сам становился сначала зрителем, а затем и полноправным участником обрядов. Поэтому, современная педагогика, в данном случае, не только не выполняет ею же самой утверждённый принцип развивающего обучения, но действует вопреки ему, примитивизируя[7] представления ребёнка о традиционной культуре.

Большую лепту в дело торможения полноценного нервно-психического и нравственного развития ребёнка вносят и современные медики, пытаясь своей псевдонаучной пропагандой оградить ребёнка от вполне естественного и необходимого для нормального развития личности общения с животными. Согласно теории рекапитуляции, человек, как и любое живое существо, в процессе онтогенеза, повторяет все этапы филогенеза. Несмотря на то, что эта теория далеко не единственная, она подтверждается неоспоримо самим фактом развития эмбриона. Непосредственное общение с животными (и в первую очередь этическо-нравственный аспект его), а вовсе не обтесывание камней   (согласно теории Энгельса-Маркса), являлось одним из главных факторов развития первобытного человека в палеолите, мезолите и неолите (Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии. М., «Мысль», 1974), наряду с развитием речи.

Практические наблюдения показывают, что комплекс оживления, то есть первые эмоциональные реакции ребёнка (поворот головы, движения глаз) возникают, прежде всего, не на лицо или слова матери, но на прыжки котёнка по комнате, лай собаки, ржание лошади или низкий и быстрый полёт чайки. Всё это, тем не менее, ничуть не вызывает испуга ребёнка, но пробуждает интерес (как это называют, ориентировочный рефлекс) – первый проблеск мысли – уже в первые же дни после рождения. Концентрирует свой взгляд новорожденный и на жемчужных и бронзовых  ряснах – украшениях древнерусских женских уборов, когда их надевает мать и подходит к кроватке. Это самые первые проявления комплекса оживления.

В дальнейшем, в продолжение всего дошкольного возраста, именно общение с животными способствует развитию волевых свойств личности[8], дарит ребёнку огромные положительные эмоции, создаёт наилучшие условия для нервно-психической релаксации[9].

Лишая детей всего этого, под теми или иными предлогами, родители, педагоги и медики, тем не менее не ограждают ребёнка от рок- и джаз-музыки, звучащей с экранов телевизоров, и от самих негативных сцен, показываемых с экрана, от облучения исходящего от него, от пагубного воздействия современной цивилизации, истребляющей экологию, равно как и от всех инфекций  современного, далеко не целомудренного, человеческого общества, куда более опасных для представителей одного вида, нежели заболевания щенков и котят – для плодоядных приматов, коим является и сам человек[10].

Самой, пожалуй, главной характеристикой раннего и дошкольного возраста ребёнка (в плане его нравственного развития) является формирование в этот период его приоритетов на всю дальнейшую жизнь. Как сказали бы древние мудрецы Тибета, это именно тот возраст, когда в сердце человека зарождается любовь, и, поэтому, духовные пробелы в этом возрасте невосполнимы уже в дальнейшем никакими методиками поощрений и наказаний. То, что видел и слышал маленький ребёнок, слышала и видела его мать, когда носила его в себе,  (если это было окрашено положительными эмоциями) – именно это и будет для него самым главным и самым любимым на протяжении всей его жизни[11]. Поэтому, будет ли ребёнок нести в себе позитивный архетип русской культуры, вырастет ли он хранителем и защитником окружающего мира и Природы, давшей всем нам жизнь, или же он будет лишь эгоцентричным потребителем, паразитирующим на теле общества и Природы – зависит от первых семи лет жизни ребёнка и от того какие мысли и чувства вложила в него мать, когда носила его под сердцем.

Некоторые родители ошибочно думают, что возможно воспитать «самодостаточную личность» без ущерба для себя самих. Но эта «программа» действует только до тех пор, пока сами такие родители не становятся для своих самодостаточных детей ненужным балластом. Кроме того, и само понятие самодостаточности, пропагандируемое американизированной псевдокультурой, фальшиво, поскольку человечество является лишь органом большей системы – глобальной экосистемы – её мозгом. И каждый народ, с его неповторимой культурой, и каждый вид  животных и растений выполняет свою незаменимую функцию в этом организме Мироздания. И именно такое системное мышление, то есть гармоничное видение Мироздания, присущего Ведической культуре наших предков и необходимо прививать нашим детям, если мы хотим чтобы наши внуки не погибли в экологической катастрофе[12]. (Могут ли считаться здоровыми те органы мозга, которые губят всё тело и самих себя?).

Русский человек, воспитанный в традиции, характеризуется общинным (коллективным) образом мышления, в отличие от представителя западного индивидуалистического мира. Поэтому, нельзя забывать и ещё об одной важнейшей составляющей жизни ребёнка – о необходимом общении со сверстниками, приучать к которому нужно начинать уже также с самого раннего возраста, поскольку любовь к людям, как и к Природе, к животным, к культуре прививается только в дошкольном возрасте. Разумеется, это не значит, что ребёнка с пелёнок следует отправлять в ясли. Но давать возможность видеться и общаться с такими же как он желательно чаще. Очень хорошо, когда младенец, ещё не умеющий ходить и говорить, уже имеет возможность видеть и слышать своих ровесников. Полугодовалый ребёнок, научившийся сидеть  уже может прикасаться к ним, обмениваться звуками и игрушками. В три года уже необходимо ежедневное общение в коллективе сверстников по нескольку часов, иначе ребёнок уже не сможет адаптироваться в школьном коллективе. Но к детскому саду нужно готовить заранее, давая возможность играть с детьми на детских площадках. Нам могут возразить, что в дореволюционных селениях не было детских садов. Но нельзя забывать, что тогда ребёнок рос в коллективе сверстников на улице. (Современное понятие «улицы», разумеется, совершенно иное, а зачастую и прямо противоположное). Коллективные народные детские игры, многие из которых восходили к древним обрядовым действам, как нельзя лучше формировали именно тот стиль поведения в обществе, который присущ данному народу. Для человека, лишённого детского коллектива в дошкольном возрасте, пребывание в рабочем и учебном коллективе является не привычным образом жизни, но серьёзным стрессовым фактором и, как всякий сильный и чрезмерно длительный стресс, приводит к истощению эндокринной системы организма. Если же это молодая женщина – это негативно влияет и на протекание беременности. Поэтому, готовить будущих родителей к этому периоду, который, как видим, является одним из взаимосвязанных звеньев вращающейся спирали жизни, необходимо начинать уже с самого раннего детства.  Только такой системный подход позволяет правильно решать вопросы связанные с данной проблематикой.

Таким образом, гармоничное развитие личности – это приобщение ребёнка к Природе, к миру животных, к культуре и к обществу сверстников, которое нужно начинать уже в раннем возрасте. Абсолютно необходимым фактором является также наличие полной семьи, но это уже отдельная большая тема.

 

 



[1] Параллели этому мы можем видеть и в мировоззрении других народов земли. Так, например, согласно представлениям некоторых племён Индонезии, душа будущего ребёнка ещё до зачатия выбирает свою будущую мать и витает около неё. На определённой неделе беременности Божество посещает душу ребёнка и предоставляет ему возможность сделать окончательный выбор своей судьбы. (Этнография детства. Традиционные формы воспитания детей и подростков у народов Южной и Юго-Восточной Азии. Отв. ред. И.С. Кон, А.М. Решетов. М. «Наука». Главная  редакция восточной литературы, 1988). (С позиции такого идеалистического мировоззрения, согласие государства на усыновление сирот из детдомов иностранными гражданами является преступлением против волеизъявления души ребёнка, избравшей местом своего рождения конкретную страну и народ. Только совершеннолетний человек имеет право сам пересматривать свой изначальный выбор).

[2] Во время домашнего обряда крестин, этнографически зафиксированного в русских деревнях в конце 19- начале 20 века, новорожденного клали перед красным углом на полотенце, расположенное на символе тотема; состригали с его головы крестообразно пряди волос (которые клались в красном углу за скульптуры панок (архаичные деревянные изображения Богини) или за иконы и хранились всю там жизнь); повязывали красный тоненький поясок (науз), состоящий обязательно из шерстяной (знак тотема) и льняной (символ Костромы) нитей; нарекали имя.

[3] На корточках или на наклонной доске, приставленной к стене (в бане) и имеющей специальную горизонтальную перекладину для сидения в полу-лежачем положении, рожали женщины в русских деревнях до революции. Роженицу, до самого последнего момента водили женщины под руки. (Лежать роженице не желательно).

[4] На специально изготовленном стуле (с вырезанным сиденьем) или на коленях мужа имели обыкновение рожать женщины в дореволюционной Прибалтике. Это очень удобный метод. Кроме того, на таком стуле женщина может сидеть дома в последние дни и часы перед родами, когда плод уже начал опускаться вниз, чтобы не сидеть «на голове ребёнка».

[5] Деревенские дети, как только начинали ходить, присутствовали на свадьбах. Величественный обряд, отражающий архетип древнеславянских космогонических мифов, прекрасные песни, - всё это формировало у ребёнка с самого раннего детства в первую очередь духовное отношение к браку, что способствовало в дальнейшем прочности уже его собственной семьи и, следовательно, благополучия его детей.

[6] Дети в старину всегда присутствовали на пирах, устраиваемых в честь проводов или встречи солдата. Для мальчиков – надеть на себя военную фуражку - считалось большой честью. Так воспитывались будущие защитники Отечества.

[7] В современных программах для педагогических училищ по музыкальному образованию дошкольников констатируется, что ребёнок дошкольного возраста принципиально не способен освоить мелодию, выходящую за пределы четырёх нот. На этом построено музыкальное дошкольное образование, и все современные детские песенки сочиняются с учётом «ограниченных» музыкальных возможностей дошкольника. В то же самое время, деревенские девочки дошкольного возраста превосходно справляются с исполнением сложнейших пентатонических обрядовых песен. Самым большим звуковысотным диапазоном (в России) обладают именно певицы, вышедшие из провинций. Чем это объясняется? Тем, что нотам их обучали не музработницы детсадов, а, как это ни  удивительно, коровы и цыплята. Дело в том, что корова, когда поедает посев, просто не понимает, если с ней обращаются, как с цыплёнком. Хозяйской дочери необходимо перейти в диапазон языка каждого животного, чтобы оно его поняло. Управляться же с крупными животными в деревнях дети порой начинали уже с пяти лет. А слышали их голоса уже с самого рождения. Кроме того, на востоке существуют высокогорные племена, у которых развитие языка шло не по флексивному и звукодолготному, но по звуковысотному принципу. Каждый рядовой член такого племени, независимо от возраста, обладает музыкальным слухом, далеко превосходящим всякие возможности самых великих оперных знаменитостей.

Следовательно, современная методика музыкального образования дошкольников не только не соответствует принципу развивающего обучения, но прямо противоречит ему. Сам  педагогический принцип Коменского: «от простого к сложному» следовало бы давно пересмотреть. Дело в том, что теоретики педагогики далеко не всегда ясно для себя представляют,  что является простым, а что – сложным для психики ребёнка. Это касается не только музыкальных способностей детей. Нельзя забывать, что пение и подражание звукам животных – важнейшие факторы в процессе развития речи ребёнка.

[8] Современная точка зрения на волевые свойства личности и на волевые действия, как на набор целей, задач, принятий решений, действий, оценки результата, внесений корректировок и исправлений ошибок, по меньшей мере, наивна. Так, например, мне не раз приходилось наблюдать, как дряхлый деревенский старик легко успокаивает строптивого коня, принадлежащего общине, с которым не могут справиться несколько сильных молодых мужчин. В действиях старика нет ни постановки цели, ни задач, ни принятия решения, ни оценки результата  и исправления ошибок, то есть ничего того, что с точки зрения современной психологии определяет волевое действие. Тем не менее, безвольным этого старика никак не назовёшь. То же самое можно сказать и об умении легко обращаться с крупными собаками, коровами, быками, равно как и способность дрессировать крупных и опасных хищников – все эти  волевые качества человек может приобрести только в дошкольном возрасте. Научиться всему этому уже будучи взрослым и восполнить этот пробел детства почти невозможно.

Кроме того, человек лишённый общения с животными в детстве, не только никогда не сможет найти с ними контакта (не говоря уже о полном отсутствии у такого человека даже самых элементарных способностей в области дрессировки животных), но и не сможет уже в продолжение всей своей жизни избавиться от такого серьёзного психологического (фактически неизлечимого) комплекса, как зоофобия, даже перед животными средних размеров.

В связи с этой темой приведём интересный факт: сейчас в Петербурге существует одна единственная группа для занятий детей оздоровительным конным спортом. В этой группе (за большие деньги) занимается очень ограниченное число детей, больных детским церебральным параличём. Верховая езда (без мучений для ребёнка) развивает мышцы ног. Определённая часть детей, после курса таких занятий, начинает ходить. Общение с лошадью способствует релаксации нервной системы больных детей, психологическому раскрепощению, огромному заряду положительных эмоций. Есть случаи полной реабилитации детей после длительных занятий, вплоть до снятия инвалидности. (Информация предоставлена кафедрой диагностики Санкт-Петербургской ветеринарной академии).

 

[9] В том числе является незаменимым методом корректирующей педагогики.

[10] Оличительные особенности биохимии плодоядных и травоядных не позволяют существовать и размножаться в их организмах большинству инфекций опасных для хищников. Наиболее же опасными носителями инфекций являются представители одного вида. Так, например, кошачья и собачья чума и многие другие, опасные для этих семейств животных заболевания, никогда не поражают человека. Спектр общих опасных заболеваний исчисляется единицами и легко предотвращается в наши дни.

[11] Эта аксиома, хорошо известная зоопсихологам, до сих пор недостаточно осознана детскими психологами и педагогами.  Каждый человек, содержавший в доме животных, прекрасно знает:  если котёнок вырос в изоляции от других животных, его никогда, никакими поощрениями и наказаниями не приучить к тому, чтобы он не бросался на морскую свинку, не дрался до смерти с себеподобными (даже с принадлежащими к противоположному полу), не боялся собаку, или, напротив не бросался на неё с непримиримой яростью. То же можно сказать и о щенке и о детёныше любого другого животного. И всё это, в полной мере, справедливо в отношении детской психологии. Зарождение любви к окружающим -  именно это и есть самая главная и самая великая тайна раннего детства. По сравнению с этим – всяческие методики поощрений и наказаний – не более чем дрессура. 

 

[12] Уже сейчас в крупных городах, таких как Петербург и Москва, а также в промышленных городах, по данным статистики, только двадцать пять  процентов детей дошкольного возраста принадлежат к первой группе здоровья (то есть относительно здоровы). Значительную часть остальных семидесяти пяти процентов детей составляют те, которые уже родились с такими заболеваниями как перинатальная энцефалопатия, сердечнососудистые заболевания или приобрели уже в первые годы жизни хронические бронхо-лёгочные заболевания (бронхиальную астму). Главными причинами этого, как и причин

Категория: Статьи по психологии | Добавил: Nob (04.01.2010)
Просмотров: 1204 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Меню сайта

Категории раздела

Статьи по психологии [5]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск